Клуб МЖ

Конный спорт - философия жестокости

Мы живем в эпоху прогресса, высоких технологий и нового уровня качества жизни. Но так ли далеко мы ушли от времен средневековой инквизиции, пыток и жестоких нравов? Заглянем в суть принятой модели отношений человека и лошади.  Что в действительности происходит за стенами конноспортивных школ? Разберемся, зачем на лошадей одевают уздечки, как даются лошади победы в конном спорте.

В манеже темно и прохладно. Сквозь запыленные окна пробиваются редкие лучи раннего солнца. Слышны звуки утренней тренировки: глухой топот и хрип лошадей, звон железа, крики спортсменов. Здесь люди любят лошадей, наслаждаются гармонией и единением с прекрасным и грациозным животным. Здесь любят шпорами, хлыстами, удилами, мундштуками, шпрунтами, мартингалами, бичами и электрошоком. Здесь готовятся доказать любовь на соревнованиях по конному спорту. Для этого коням скручивают шеи в роллкур до хрипа, до некроза, до разрыва и размозжения нервов, сосудов и мышц. Лошади пытаются вырваться, спотыкаются, конвульсивно трясут головами. И все это – беззвучно. Короткие приказы спортсменов и тяжелое дыхание лошадей… О, этот коварный инстинкт лошадей, заложенный вечным страхом хищника – не кричать от боли…

Лошадиный ад подходит к концу. Спортсмены удовлетворили свое тщеславие и жажду побед, досыта отхлестав лошадей, чтобы заставить их прыгать, скакать, танцевать. Лошадей заводят в клетки, суют им сахар, будто в оправдание своих грехов. И сахар падает на землю из окровавленных губ, и люди дрожат от умиления и любви, хлопают лошадь по горячей шее и уезжают радостно рассказывать о своих достижениях. И лошадь наконец остается одна, одна в своей клетке на следующие 23 часа. Болят ее хрупкие ноги от бессчетных ударов о препятствия, болит спина от кондовых неподобранных седел, болят бока от шпор, стреляют перебитые нервы. Лошадь вздрагивает каждый раз, как слышит человеческие шаги. Она крутится в своей клетке на грани безумия, она душой в бескрайних лугах, но натыкается на холодные стены. Страдания, отчаяние и бесконечная боль. Плата лошадей за человеческие игры.
Среди спортсменов настоящих садистов – единицы. Люди приходят в конный спорт в раннем детстве, их тянет к лошадям любовь. А правила любви им диктуют тренеры. Во время работы лошадь нужно постоянно держать на болевом контроле, на контакте с поводом, с непрерывным воздействием железа. Малейшее непослушание наказывается ударами железом (сила воздействия до 300 килограммов на см2 слизистой рта), скручиванием и разрывами языка – самой чувствительной части организма. Бунт лошади (сбрасывание всадника, ответная агрессия) пресекается с особой жестокостью – ударами хлыстом и шпорами,  применением нейрокраниального шока сильными рывками повода.

Дети тянутся к лошадкам с горящими глазами и сердцами, полными любви. Родители приводят детей в конноспортивную школу и детей сажают на лошадей. На измученных, задерганных и больных лошадей и пони. И детей ставят в смену. И смена работает по правилам. Здесь детям объясняют, что нужно бить, сильно бить живое существо. Детей учат подчинять себе других, учат грубости и жестокости. Дети отказываются хлестать любимых лошадок, тренеры орут на детей и стыдят их перед другими. Ребенок теряется между родительскими наставлениями, светлыми заповедями и новыми правилами, которые диктуют новые авторитеты. Под агрессивным давлением дети принимают философию жестокости. И дети становятся спортсменами. Дети становятся грубыми и  жестокими, убивают в себе милосердие и сострадание. У детей начинаются проблемы в семье, в обществе ровесников, куда они переносят философию конного спорта. Дети бегут на конюшни, чтобы там самоутвердиться и выплеснуть на лошадях все свои обиды. Но наказание настигает спортсменов – конный спорт предполагает тяжелые травмы, иногда смертельные, спортсмены нередко становятся инвалидами. Уцелевшие же навсегда остаются калеками нравственными.

Вопрос получения медалей и наград в конном спорте заключается лишь в максимально возможном проявлении жестокости. Конный спорт не имеет права называться спортом, ибо спорт есть достижение результатов своей кровью и потом. В спорте конном люди паразитируют на физических возможностях другого существа. Абсурдно доказывать, что лошади нравятся все эти человеческие забавы, так как ни одно живое существо не способно получать удовольствие от боли.

Через всю свою историю человек проехал на спине лошади, гнал ее верхом, в телегах, в экипажах, гнал ее в сражения, гнал на смерть. Лошадь была основой человеческого быта, жизненной необходимостью каждого – лошадь кормила семью, пахала, скакала… Лошадь несла человека, несла тысячелетиями. Горы лошадиных трупов еще можно оправдывать исторической необходимостью, но во имя чего страдают, калечатся и гибнут лошади сегодня? Все эти смерти, весь этот кошмар, эти лошадиные слезы – в жертву чему? Жестокой забаве людей – конному спорту.

Время неосознанной жестокости, время всеобщей слепоты к мукам лошади прошло. На сегодняшний день проведены убедительные научные исследования, доказывающие губительность для лошадиного организма не только конного спорта, но и верховой езды, использования железа. Сегодня каждый пришедший к лошади встает перед выбором – любить лошадь или убивать ее. Этот выбор дал нам Александр Невзоров, основавший школу Nevzorov Haute Ecole – методику честных отношений с лошадью без насилия и причинения боли. Он показал людям другой путь, путь любви, осознанности и понимания.

Лошади, лошади… Несчастные мученики, когда же закончатся ваши страдания, ваша неволя и унижения? Уже сейчас многие услышали безмолвные стенания лошадей, заглянули в их глаза, в эту бездну грусти. Но адская машина конного спорта еще не остановлена, она продолжает пожирать тысячи лошадей. Благо мы в силах на это повлиять: мы должны осознавать себя рядом с лошадью, осознавать свою ответственность перед беззащитным существом. Если любите лошадь, зачем карабкаться на ее больную спину, зачем опутывать ее ремнями и железом? Хотите помочь лошади – слезьте с нее, поговорите с ней, выведите ее из клетки и погуляйте вместе. Поступите не как все. Загляните вглубь. Всегда тяжелей идти против течения, но никто не говорил, что правый путь будет легким.

Александра Выклюк