Блог декана

ГКЧП — это не наш проект

Прошло 20 лет со времени августовского путча 1991 года. Как эта попытка государственного переворота и августовские события в целом стратегически повлияли на развитие политической системы России?

— Прошло 20 лет со времени августовского путча 1991 года. Как эта попытка государственного переворота и августовские события в целом стратегически повлияли на развитие политической системы России?

— Август 1991 года, положенный на уже перестроившееся сознание наших с вами сограждан, стал своего рода экзаменом. Для общества — экзаменом на право именоваться гражданским; для власти — на право считаться мудрой и рачительной, пекущейся об общественном благополучии и четко понимающей, в чём благополучие это заключается, где безопасность национальная, а где — личная... А для каждого человека — экзаменом на право называться гражданином отечества своего...

Или не называться.

Как повлиял август 1991 года на политическое развитие России? Честно говоря, не хочется философствовать на тему, что чтоб в России ни собирали — получается автомат Калашникова, а какую б партию ни строили — выходит КПСС… Не хотелось бы (хотя, признаться, было бы к месту) вспоминать строки Андрея Макаревича:

И маячит надежда мне:
То мелькнёт, то куда-то денется...
И в загадочной этой стране
Никогда ничего не изменится...

Об этом в эти августовские — теперь уже августа 2011-го — дни сказано немало. О «невыученных уроках», о потере идеалов и «ускользающих» иллюзиях тех дней.

Замечу лишь об одном важном политическом уроке: после закрытия гэкачепистами всех печатных СМИ (кроме четырёх газет) по инициативе покойного ныне Егора Яковлева на Хорошёвке, 17, в редакции тогда ещё еженедельного «Коммерсанта» собрался штаб «демократических» главных редакторов, вырастивший на следующий день «Общую газету». Последний образец проявления коллективного цехового разума; готовности и способности в общем и целом разных по своим убеждениям профессионалов сделать одно общее, общественно полезное дело (помню один из по-яковлевски гениальных заголовков: «Кошмар! На улице — Язов...»). Позже, когда членов ГКЧП арестуют, а газеты вновь откроют, Егор Владимирович решит продолжить это начинание и начнет издавать «Общую газету»уже не подпольно, а, что называется, на регулярной основе. Увы, но это будет уже совсем другая газета. В совсем другой стране. Позже её у Яковлева перекупят, а затем тихо закроют. За ненадобностью...

Вот такие общественно-политические последствия августа 1991-го. Во всяком случае, для нашей журналистики. Для тех, кто в ней работает, то есть занимается журналистикой «активно». И для тех, кто потребляет продукцию СМИ, занимаясь ей «пассивно». Другими словами, для всех нас.

— Какие сценарии развития событий были возможны в августе 1991? Если представить, что путч удался, каким могло быть развитие России?

— Вынуждаете меня «познакомить» историю с сослагательным наклонением? Думаю, ничего хорошего из этого не вышло бы. Армия и милиция, не факт, что в полном составе, оказались бы на стороне ГКЧП. Отсюда — опасность прихода к власти хунты, хотя хождение наших генералов и просто офицеров во власть за последние 20-30 лет ни к чему позитивно-прорывному, кажется, ещё не приводило. Народ, вдохнувший одурманивающий воздух свободы, особенно молодые люди, потекли бы за рубеж (ещё активнее, нежели было все эти годы). Инвестиции в отечественную экономику? Да какие инвестиции в такую экономику? Пришлось бы возводить новый железный занавес, а из чего? А кому? Нет, думаю, что ГКЧП никогда бы у нас прошёл.

Не наш проект...

Источник: Портал МГИМО
Коммерческое использование данной информации запрещено.
При перепечатке ссылка на Портал МГИМО обязательна.