Новости

Бизнес-консалтинг перед выходными

Пятница. Хэллоуин. Впереди длинные у кого-то насыщенные, у кого-то не очень, но все-таки выходные. Но почти двести человек вместо того, чтобы радостно нестись навстречу празднику прочь из любимого университета, терпеливо сидят во втором зале и ожидают начала мероприятия. Нет, это не потоковая лекция, на которой суровый преподаватель отмечает нерадивых студентов, это не очередное собрание Бизнес-клуба, это даже не сходка волонтеров. Сегодня «в гостях у сказки» старший партнер консалтинговой фирмы McKinsey Ермолай Солженицын, который почти не заставил себя ждать и опоздал всего на те пятнадцать минут, которые негласно разрешены на любой встрече.

«Сначала пару слов о себе,» - сходу начинает Ермолай, - «Семью выслали из России, когда мне было три года, а вернулся я в небезызвестном 1992». Тут даже до тех, кто в танке доходит, что Солженицын – это не просто фамилия, и семью высылали не просто так. Но Ермолай предпочел не задерживаться на подробностях семейных трагедий, а перейти к вопросам более профессиональным. Рассказав о компании, о таком профессиональном направлении, как бизнес-консалтинг, почти час порассуждав об экономическом росте в России (последнее как раз и было заявленной темой), он переводит беседу в режим диалога. «Мне бы хотелось рассказывать о том, что вам действительно интересно. Правда, хочу вас сразу предупредить, я не супер-специалист в макроэкономике,» - предупреждает аудиторию гость.
В воздух взметывается с десяток рук. Студенты нещадно игнорируют черные стрелы микрофонов, предпочитая задавать вопросы голосами умирающих лебедей с места. Кстати, микрофоны, да и вообще все мероприятие организовано СтудСоюзом, который не преминул сообщить об этом всем собравшимся огромным ролл-апом, хотя, казалось бы, при чем тут СтудСоюз на встрече с представителем крупной международной компании, обычно в МГИМО такие мероприятия организовывает Центр Карьеры.

С ходом встречи Солженицын все больше увлекается рассказом о бизнесе, он постепенно переходит на профессиональный сленг: «Нефтянка, маржа, длинные деньги». Тяжело показать на пальцах уровень цен на нефть, но Ермолай активно жестикулирует, внося интерактивную нотку в рассказ без презентации. Отвечать на вопросы он предпочитает комплексно, тем самым значительно экономя время. Разношерстность вопросов поражает: первыми, конечно, задают вопросы про рубль, про экономический кризис и про бизнес-сотрудничество с другими странами, многие интересуются самой личностью Солженицына, третьи, заинтересованные в карьерном росте, активно интересуются компанией McKinsey. Большая часть аудитории, состоящая преимущественно из молодых людей на костюмах, внимательно слушает, кто-то даже конспектирует, но все же можно заметить пару спящих красавиц на галерке (видимо, очарованных бархатным баритоном Ермолая Александровича) и свет экранов мобильных телефонов. На первом ряду сидит самый активный участник диалога, который генерирует вопросы с первой космической скоростью и внимательно ловит каждое слово спикера. А его рубашка в тон рубашке Ермолая наталкивает на ненужные мысли о подражательстве.

Шел третий час встречи. Второй зал постепенно начали покидать самые утомившиеся. Солженицын, как ни в чем ни бывало, продолжал свой замысловатый рассказ. Из области экономики мы плавно переместились в область глобального. Лейтмотивом выступления звучало: «Надо налаживать жизнь внутри страны, ориентироваться на желания и потребности каждого отдельного человека». Китаист по образованию, русский человек, проживший много лет на Западе, Ермолай предстал перед собравшимися закоренелым западником: «Русские – не китайцы. Они не готовы «затянуть потуже пояса» во имя государства. Мы больше индивидуалисты и в этом нам ближе западная модель развития». Совсем в конце своего большого выступления, которое он пытался привести к логическому завершению тонкими намеками в стиле «а не пора ли нам домой, на дворе же пятница», Солженицын рассказал об отце, о знаменитом путешествии из Владивостока в Москву (возвращение Солженицына в Россию в 1992 году), и о взглядах Александра Исаевича на дальнейшую судьбу нашей Родины. Несколько приунывшие экономисты, которым важнее курс рубля, чем философия, стремительно сбежали из зала после тривиального «спасибо, что пришли».

Оставшиеся человек тридцать в равных пропорциях облепили Ермолая и его помощницу, которая выступила консультантом по карьере в McKinsey. Я попыталась выловить активиста в розовой рубашке с первого ряда, но тот уверенным жестом заставил меня подождать, и подался впитывать мудрость Ермолая в более приватной беседе. «Ермолай, а какие книги вы посоветуете прочитать?» «Ермолай, а можно вашу визитку? А дайте две». «Ермолай, а как вам наша встреча?» Дружелюбный Солженицын терпеливо отвечал каждому студенту («все равно пробки 9 баллов, куда спешить»). Студенты МГИМО, по его словам, приятно впечатлили гостя. «Мне было приятно… То есть обычно в студенческой среде я частенько слышу вопрос «а когда валить из этой страны?» Сегодня такого не было. Это действительно стало приятным сюрпризом».

После того, как Ермолая и его помощницу нехотя отпустили и зал опустел окончательно, молодой человек в розовой рубашке все-таки согласился побеседовать со мной о встрече. Иван Родин, выпускник экономического факультета Московского государственного строительного университета (МГСУ), поделился своими впечатлениями от мероприятия и дал целое интервью. «Я сам выбрал для себя направление бизнес-консалтинга, поэтому слушать Ермолая мне было интересно вдвойне: и как профессионала, и как личность. Наверное, интереснее всего было разговаривать с ним лично, не в формате лекции». Иван еще долго рассказывал о своих причинах посетить встречу со старшим партнером McKinsey, упомянул о 7 работах, которые он сменил, и о 150 собеседованиях, которые ему довелось посетить (это все выпускник 2014 года). А в конце своей речи грустно добавил: «Но вы же все равно не напишете об этом, потому что я не из МГИМО, да?»

Дарья Могильникова, II МЖ